Статьи
18 октября 2012Раздел: Статьи
Постобработка фотоснимка: полюса и экватор планеты фотографии.

« — Уничтожает ли компьютер фотографию как искусство?

- Этого не может произойти в принципе. Люди, которые этого не понимают, не очень умны. Мы можем говорить о компьютере лишь как об инструменте. Его можно использовать излишне, неправильно, неразумно. Но после того, как ты научаешься с этим инструментом обращаться, он делается очень полезным. Лично я не вижу необходимости дорабатывать реальность. Она и так вполне себе странная. Нет ничего более странного, чем правда».

Из интервью с фотографом Анни Лейбовиц

Мир современной фотографии ярок, причудлив и многогранен.  В ней сегодня выделяются десятки самых разных направлений и течений. Они столь непохожи друг на друга, что порой непросто признать, что и экспрессивный репортажный кадр из «горячей точки», и простая семейная карточка «на память», и немудреный на первый взгляд «пинхолл»-снимок, и свадебное фото от топового именитого мастера, которое больше похоже на полотно художника эпохи классицизма или импрессионизма – все это разные стороны одного и того же уникального феномена человеческой цивилизации – фотографии.

Мы живем в эру цифровой фотографии, когда получить снимок – сам снимок как отражение окружающей действительности – весьма и весьма просто: достаточно выставить необходимые настойки на фотоаппарате, навести объектив на объект съемки и нажать кнопку спуска затвора. Одновременно развитие информационных технологий, в частности, в сфере обработки графических материалов, предоставляет специалистам поистине колоссальные возможности. И разница между простым, полученным с матрицы фотоаппарата «исходником» и прошедшими многоступенчатую постобработку, сложными, многоцветными, выразительными и искрящимися работами высококлассных фотографов постоянно подталкивает фотосообщество к полемике: обрабатывать ли фотографии в графических редакторах и как это делать? Насколько сильно вмешиваться в отпечаток света, проникшего сквозь линзы фотообъектива? Исключительно кадрирование или глубокая ретушь и глобальная художественная обработка? И вообще, где та грань, которая отделяет фотографию в ее привычном понимании (хотя мы осознаем, что все в нашем мире субъективно, и сколько людей – столько и мнений) от того изображения, где фотоснимок когда-то стал лишь первоосновой для дальнейшего полета фантазии и творчества фотографа?
Рассуждение о жанрах фотографии в самом начале этой статьи далеко не случайно. Ведь именно изначальная цель диктует нам средства для ее достижения. Понятно, что репортажному снимку для новостных изданий обработка в стиле «ретро» с тонированием в цвет сепии или «кричащие» цвета распространенной сегодня HDR-технологии ни к чему – они будут попросту неуместны. В репортажном кадре главное – его правдивый информационный и эмоциональный посыл, который, вступая в «резонанс» с психологическим, культурным, социальным и историческим «бэкграундом» зрителя, безошибочно этим зрителем расшифровывается, в общем-то, независимо от пола, возраста, языка, цвета кожи и прочих «формальностей». В результате рождается тот мощный эффект воздействия на аудиторию, который приводит конкретную фотографию в копилку наиболее выдающихся снимков столетия. Здесь, опять же, образцом могут выступить работы мастеров фоторепортажа, работавших во второй половине XX века для журнала «Life».
Поэтому репортажный кадр – причем, не обязательно несущий на себе отпечаток социальных пороков, язв и бедствий – довольно часто очень выразительно смотрится именно в черно-белом формате. Это, с одной стороны, намекает на первые этапы фотографии как исторического явления, на эру пленочной черно-белой фотографии, а с другой – несомненно, облегчает восприятие смысла, информационного и эмоционального посыла снимка. Ведь цвет – это еще один дополнительный фактор в фотографии, который накладывает отпечаток на зрительское восприятие, и не всегда он дает нужный эффект. Перевод многоцветного «исходника» в сдержанный и лаконичный монохром, т.е. в изображение, воспроизведенное с помощью различных оттенков одного цвета, в этом случае помогает достичь большего воздействия фото на аудиторию.
Но у новостной или репортажной фотографии – свои законы и требования. Другая область искусства светописи – фотография свадебная, гламурная, fashion- и beauty-фотография, у которых сегодня есть своя неповторимая специфика. В довольно значительной части эта специфика касается темы, обозначаемой иноязычным термином «postproduction», т.е. обработки полученного с фотокамеры изображения в специальных графических редакторах.
Порой некоторые фотографы, не только делающие свои первые шаги в профессии, но и прошедшие в ней «не одну версту», относятся к графическим редакторам со смешанным чувством настороженности и снисходительной брезгливости: мол, настоящий фотограф «строит» кадр на 80-90% до нажатия на кнопку спуска затвора! Какие тут еще могут быть обработки? Повернуть или лишний край «подрезать» разве что? В результате их клиенты получают сероватые, несколько унылые в отношении цветовой гаммы фотографии, и хорошо, если их спасают интересные ракурсы и искренность эмоций действующих в кадре лиц.
Кстати, мнимая уверенность неискушенных новичков в том, что обработка полученного после закрытия затвора кадра – дело совершенно необязательное, может исходить из той мысли, что, мол, в доцифровую эпоху – эпоху цветной пленочной фотографии – никаких компьютеров не было, а между тем, мы все можем восхищаться замечательными работами фотохудожников XX века. Однако не стоит забывать, что, во-первых, негативы после съемки проходили сложный, требующий серьезных знаний и навыков процесс проявки. Немалый опыт требовался и при печати снимков с помощью химических реактивов и фотоувеличителя, в свете которого фотограф проделывал во всех смыслах этого слова «магические пассы» над отпечатком, затеняя на нем одни участки, осветляя другие, а также вытворяя другие не менее затейливые творческие манипуляции, вроде подготовки нескольких рабочих промежуточных негативов с разной степенью резкости для усиления резкости итогового кадра. А во-вторых, немалая часть постобработки цветной пленочной фотографии проводилась, как это ни парадоксально на первый взгляд звучит, до того, как фотограф сделает свой снимок. Дело в том, что до того, как пленке попасть на прилавки магазинов, она проходила долгий и многоступенчатый этап тестирования, на котором результаты пробных снимков оценивались опытным взглядом профессиональных художников, фотографов, дизайнеров, химиков, психологов и т.д. Они изучали общий тон пробных снимков, особенности передачи данным видом пленки цветов и линий, добиваясь того, чтобы получаемая в результате картинка была максимально естественной и эстетичной, проделывая всю эту серьезную работу для фотографа, который зарядит эту пленку в свой аппарат и начнет снимать.
И совсем не стоит подробно останавливаться на таком явлении доцифровой фотографической эпохи как ретушь. Достаточно вспомнить, что тогда ретушер мог мастерски не только подкорректировать лицо и прическу персонажа на фото, но и весьма искусно полностью удалить его со снимка (вспомним хотя бы групповые портреты политических лидеров СССР, нацистской Германии или фашистской Италии, да и других стран первой половины XX столетия). Так что сегодня все эти явления в постобработке отнюдь не новы – просто теперь это делается с помощью других технологий и с иными временными и трудовыми затратами.
Есть в постобработке цифровых фотографий и другая крайность – безудержное использование даруемых графическим редактором возможностей искажения фотографии без оглядки на чувство вкуса, такта, меры и элементарной уместности. Здесь появляются и неестественные «кислотные» цвета попавших в кадр объектов, включая лица моделей. Здесь и неуместное тонирование, абсолютно не подходящее данной конкретной фотографии. Здесь и искусственно наложенные в редакторе боке, и не слишком умело внедренные в фотографию дополнительные объекты, и т.д.
Неудачные с эстетической точки зрения случаи не дают нам ответа на вопрос – насколько серьезно вторгаться «скальпелем» графического редактора в «ткань» фотографии. Для того, чтобы найти свой путь решения этой проблемы, следует уяснить следующий простой факт – для получения красивых, ярких, рельефных, эмоционально выразительных фотографий графический редактор может применяться и в минимальных, и в максимальных, и в «срединных» «дозах». Весь вопрос – в содержании кадра, в чувстве вкуса и меры автора, в изобразительном стиле, которого придерживается фотограф, и в том, сумеет ли он найти подход к обработке данной конкретной фотографии данной конкретной модели или сюжета.
Мы помним, что зеркальный фотоаппарат выдает нам в итоге файл, в котором записаны сигналы с матрицы, на которую сквозь линзы объектива попал световой луч. В случае записи на карту памяти в формате JPEG процессор камеры производит базовую обработку сигнала в соответствии с усредненными заводскими настройками внутрикамерного процессора, а в случае с записью в формате RAW снимок никак не адаптируется, а просто преобразуется в цифровую форму и, как спелый (хотя, скорее, недозрелый) плод, «падает» нам в руки. Именно потому, что настройки цветокоррекции изначально усреднены, мы для получения соответствующей нашим эстетическим ожиданиям картинки вынуждены прибегнуть к графическому редактору, как минимум, для цветокоррекции. А вот дальнейший путь, по которому в умелых руках будет развиваться обработка снимка, будет в большой степени зависеть от его содержания.
Как уже упоминалось, фотография – это, в первую очередь, изображение факта окружающей действительности. К примеру, в современной свадебной и семейной фотографии во главу угла ставятся, в первую очередь, эмоциональные переживания изображенных на ней людей. Может случиться, что лет 50-80 спустя эти эмоции станут второстепенными, а снимки превратятся в ценный источник по истории культуры, религии, моды, автомобилестроения, кулинарии, индустрии развлечений, повседневной жизни, этнографии, наконец. Но сегодня людям, изображенным на снимке, важнее всего их воспоминания, а значит, чувства и эмоции. Что ж, значит, фотографу стоит в первую очередь «охотиться» именно за ними. Правда, есть и другой путь: фотограф начинает «способствовать» проявлению эмоций непосредственно перед объективом, ставя свои модели в «красивые» позы, воплощать в кадре креативные нестандартные идеи и т.п., переходя, таким образом, к постановочной съемке.
Так в чем же различие в подходах к обработке репортажной и постановочной свадебной фотографии?
На наш взгляд, разница между уместной обработкой фотографии в репортажном и постановочном стиле во многом коренится в истории феномена фотографии на протяжении XIX-XX веков. Поясним: пойманный фотографом на лету «живой», взаправдашний, искрящийся эмоциями кадр задействует наш социокультурный опыт, отсылая нашу память к строго репортажной событийной черно-белой фотографии прошлого, в которой человек с фотоаппаратом играл лишь роль наблюдателя, ничуть не вмешиваясь в происходящее перед объективом его камеры. Учитывая приведенные выше рассуждения о механизме воздействия репортажной фотографии на зрителя, при данной манере съемки и характере кадра действительно вполне достаточно его общей цветокоррекции, повышения или уменьшения насыщенности в зависимости от творческой задачи, или же оформления фото в строгой черно-белой стилистике (о необходимости ретуши недостатков кожи моделей, в случае наличия этих недостатков, говорить не буду – и так все ясно).
С другой стороны, если мы посмотрим на старинные портретные ретро-фотографии, то они в 90% случаев постановочны, статичны, ибо люди сознательно позируют перед фотоаппаратом, которые еще не переродился из диковинного угловатого ящика на треноге в компактный и мобильный прибор. Соответственно, обработка в ретро-стилистике более органично смотрится в паре с постановочной фотографией. Иначе наша зрительная память, в которой уже имеются образцы настоящих, оригинальных старинных снимков, восстает против диссонанса сути фото и его обработки.
Аналогичная ситуация складывается с постановочной фотографией, которая оформляется в гламурной, винтажной, художественной технике (даже фото по технологии HDR тоже можно отнести сюда, поскольку они в значительной степени есть результат компьютерной обработки, а не только собственно фотосъемки). Причиной этому становится опять-таки человеческая культурная память. Мы ведь понимаем, что фотограф ставит своих моделей и строит кадр не как-нибудь, а (если он действительно профессионал) в соответствии с веками отработанными законами восприятия глубины пространства, перспективы, цвета, формы и другими эстетическими канонами. В случае с репортажной съемкой они тоже важны, и фотограф их обязательно учитывает, но их нарушение, пусть и вынужденное, не так заметно, если в центре кадра – настоящая жизнь и искренняя эмоция. В постановочной фотографии следование этим канонам – обязательное требование, поэтому они соблюдены в каждом качественном снимке.
И вот здесь-то и включается наша память, которая, восстанавливая в нашем сознании неоднократно увиденные работы живописцев, графиков и скульпторов прошлого, находит в них и в постановочных фотографиях сходные хорошо узнаваемые черты. Да что там узнавать – многие фотографы осознанно придают своим работам изобразительное сходство с полотнами мастеров классицизма, романтизма, импрессионизма и т.д. Костюмы, аксессуары, интерьеры, позы, пейзажи – все может быть подобрано так, что в сочетании с грамотной постобработкой фотография будет самым живым образом перекликаться с творениями известных мастеров кисти прошлого, напоминая нам о том, что хотя «художники тщательно скрывают, что они фотографы, фотографы открыто заявляют, что они – художники…» (Э.Брагинский, Э.Рязанов. «Зигзаг удачи»).
Безусловно, постановочная фотография вполне может быть решена в черно-белой стилистике, она станет стильнее, выразительнее, но от этого не превратится в репортажную с ее правдивым рассказом о жизненных реалиях. Потому что, каким бы ни был человек в кадре хорошим актером, он не сыграет эмоцию в «постановке» настолько достоверно, насколько она будет отражена «репортажкой», снятой «на натуре». И весьма редкие исключения лишь подтверждают это правило.
Поэтому ответить на вопрос «делать ли постобработку фотографий, и в какой мере?» можно, только увидев и оценив конкретный снимок. Степень вмешательства в фотографию зависит не только от мастерства постобработчика, его познаний и навыков по работе с графическим редактором, но, главным образом, от сути снимка, от того, что этот снимок говорит зрителю. К «репортажке» и к заранее продуманным, выстроенным по предварительно подготовленным схемам и эскизам постановочным кадрам применимы совсем разные подходы; пути оформления цифровых «исходников» в законченные произведения в большинстве случаев почти не пересекаются, поскольку они создаются по разным правилам и восприятие их аудиторией тоже не одинаково.
Но «мало» в Вашей фотографии «Фотошопа» или «много» – абсолютно не важно, если в результате этот снимок привлекает внимание зрителей, поражает своим, в первую очередь, смысловым содержанием (хотя, конечно, и безукоризненная техника в фотографии совсем не лишняя), запоминается и заставляет будущих клиентов восхищенно шептать: «Вот это да!» и «Ой, я хочу такие же!!!». Вот тогда Вы можете считать, что миссию по привнесению и сохранению красоты в этот мир Вы исполняете на «пять с плюсом».