Наши телефоны: +7 (495) 502-32-07, +7 (926) 917-03-93

|Подписаться на нашу рассылку|
Статьи
24 января 2012Раздел: Статьи
И. Лысов «Самоучитель по современной фотографии»(C). Часть 2. Совершенно секретно

Вот теперь, когда половина дела сделана и мы уже более-менее определились в покупке нужной фотокамеры, можно спокойно усесться в кресло и, не торопясь, поболтать о важных тонкостях фотографического дела, без. которых купленная техника будет ждать своего нового владельца.

В первую голову мы поговорим об объективах как о самых важных (кроме фотографа, конечно) составляющих этого нелегкого труда*.
* Можно было бы написать «не трудного», но получилось бы некрасиво для уха.

Итак… Объектив представляет собой небольшой «бочонок», наполненный кучей линз и прикрепленный к корпусу фотоаппарата.
При фотографировании через него проходит свет от объекта съемки на пленку, часть которой открывается на определенное время при помощи затвора. Открытый кусочек пленки засвечивается проникшим в камеру светом. На этом секрет заканчивается. Дальше начинается творчество практически всего человечества над совершенствованием, как видите, ерундового процесса.
Даже из предыдущего абзаца ясно, что корпус фотоаппарата предназначен для того, чтобы прикрепить к нему объектив. А не наоборот. Поэтому весь наш интерес лежит сейчас в области оптики.
Основные характеристики объективов суть фокусное расстояние его и светосила.
Начнем с фокуса.
Помните, как в детстве мы выжигали на парте у ок­на при помощи лупы и солнца имя единственной?
А помните, что нам приходилось лупу удерживать всегда на определенном расстоянии? Только в этом случае кончик луча начинал дымиться и выжигать.
Иными словами, мы сфокусировали линзу. И вот это расстояние до точки го­рения называется фокусным расстоянием.

Мы уже не дети, но знание нам это более чем необ­ходимо. От фокусного расстояния объектива зависит величина угла захвата изображения. То есть то, что Вы мо­жете наблюдать в видоискатель при том или ином объек­тиве.
Например, с одной точки при одном объективе мы увидим огромные просторы полей с темнеющим на гори­зонте лесом. При другом объективе с этой же точки мы во весь видоискатель увидим огромное дерево, выхвачен­ное из леса на горизонте.
Сколько видите сквозь фотоап­парат, столько и получится на пленке. В данном случае соответствие изображения в видоискателе и кадра на пленке действительно только в зеркальных аппаратах. В дальномерных камерах это можно только предполагать по рамкам, светящимся в окне видоискателя. Приближение изображения в дальномерных камерах заметить, конечно, не удастся. Вы видите те же просторы, но предполагает­ся, что объектив снимет только центральную часть обзо­ра. «Вырежет». У зеркалок же видно так, как должно быть на пленке. В этом их преимущество.

Вернемся к детской забаве. Все мы помним расстоя­ние от нас до Солнца, а расстояние от линзы до «дере­вянного творчества», скажем, 123 миллиметра. И это не пустые слова — это фокусное расстояние. Но если нам взять другую линзу с иной выпуклостью стекла, нам при­дется согласиться с тем, что изменилось фокусное рас­стояние. Если кто не поверит, пусть спросит у пацанов во дворе.

Современный объектив содержит до десятка взаи­монеобходимых линз. Они находятся в оправах, которые могут перемещаться в тубусе объектива. От их перемеще­ния зависит резкость изображения на пленке. Пленка, как Вы и догадались, лежит точно в точке схода лучей фокусного расстояния. Для каждого фотоаппарата свои объективы, которые собраны так, что точка схода лучей всегда является постоянной и не зависимой от фокусно­го расстояния. Расстояние между последней оправой с линзой и пленкой называется рабочим отрезком.

Из этого следует, что различные объективы имеют разный угол зрения. Ну, конечно, ведь фокусное расстояние у них разное, а рабочий отрезок обязан быть одинаковым для всех объективов.
Иначе — как применить такую оптику на своем фотоаппарате. Стало быть, у кого отличающийся от нормального фокус, того и надо более всех приструнить. Изменить ему угол, под которым сходятся лучи к пленке, до рабочего отрезка, который соответствует данной камере! Есть! А вот, брат, получилось, что изменился и угол, под которым попадает в объектив изображение. Изменяя одно, мы невольно изменили и другое. (Не мы, конечно, а изготовитель.)
Но такое следствие только можно приветствовать. Его, собственно, и добиваются разработчики и конструкторы. Теперь, применяя разные объективы, мы можем менять угол зрения фотоаппарата. Чем больше фокусное расстояние у объектива, тем меньше его угол зрения.
Значит, тем ближе к нам находится предмет съемки, виденный в видоискатель. Такой же принцип имеют все бинокли.


Что же касается объективов с маленьким фокусным расстоянием, то тут все с точностью до наоборот. Они и называются поэтому — как?.. Правильно — широкоугольными. А термин «узкоугольные» почему-то не прижился, и объективы с большим фокусным расстоянием называются телеобъективами. В народе — телевиками или длиннофокусниками.
Но есть и нормальный объектив. Его фокус для каждого вида фотоаппарата свой и равен диагонали кадра, который получается на пленке. В нашем случае (малоформатном) размер кадра составляет 24 х 36 (миллиметров), и нормальной мы считаем оптику с фокусом в 40—45 миллиметров. Сейчас практически это объективы 50-миллиметровые. Они еще называются штатниками. То есть положенные по штату.
Штатные объективы наиболее правильно передают пространство съемки. Потому что такой угол обзора привычен для нашего глаза. Есть фотографы, которые принципиально снимают только таким объективом.
В обычной практике распространены пара-тройка широкоугольников, столько же телевиков и штатный объектив. Естественно, что их применяют для различных целей. Чтобы снять портрет крупно, но имея в наличии всего один 50-миллиметровый объектив, Вам придется подойти к человеку практически на полметра. При этом произойдет искажение лица настолько, что Ваша работа, скорее всего, будет напоминать карикатуру. Если Вы будете снимать в фас, то нос превратится в неестественную кучу на лице. А уши при этом станут размером в величину глаза. Это происходит оттого, что при очень близких расстояниях выпуклые предметы (а лицо, каким бы красивым оно ни было, все же выпукло) искажаются. Вспомните, как в детстве мы веселили себя, рассматривая с очень близкого расстояния свое отражение в елочном новогоднем шаре. Это потому так весело, что шар круглый. Но и линзы объектива тоже не плоские, и эффект смешного лица присутствует при съемке с очень близкого расстояния. Вам в этом случае приходится отходить на такое расстояние, когда искажения исчезают или становятся практически незаметными. Вместе с этим увеличивается и поле кадра.
Для штатного объектива искажения становятся уже незаметны при отдалении от фигуры метра на полтора. Но при таком расстоянии в кадре окажется почти вся фигура. Во всяком случае, поясной портрет — точно. Где уж тут говорить о камерности крупного плана!
Избежать этого можно только при наличии длиннофокусной оптики. В этом случае можно отойти подальше от портретируемого*, а длинный фокус «оставит» нас на том же расстоянии в полметра с той лишь разницей, что теперь никаких искажений не будет. Теоретически искажения, конечно, будут, но не эти, очевидные.
* Какое отвратительное слово! Надо же так сказать… Великий язык!
Пример применения широкого угла напрашивается сам собой. Дом в узких улочках Риги полностью да еще с кусочком неба снять никогда не удастся, если с собой нет широкоугольника, который разрешит недостатки тесноты между домами.
Так что, господа, одним пальцем компьютер не соберешь!
Но Вы ошибаетесь, если думаете, что японцы без дела сидят. Или другие иностранные капиталисты. Им мало отличной совершенной оптики. Им подавай совершеннейшую! И добились-таки своего!

Теперь вся наша изумительная оптика, которую мы только что изучили, называется группой объективов с фиксированным фокусным расстоянием. А что это значит? А то, что есть, стало быть, объективы с переменным этим самым расстоянием. Короче говоря, я про зумы. Зум-объективы.
В таких объективах исключительно сложная конструкция с плавающими линзами, которая при повороте фотографом наружного кольца корректирует фокусное расстояние. Стоит себе человек со спичечную коробку — повернул кольцо — в кадре только глаз да нос еле помещаются. Что и говорить, имея всего один развернутый (с большим диапазоном фокусного расстояния) зум-объектив, Вы можете удовлетворить практически все свои фотографические желания. Очень удобно. А для поездки в горы, где каждый грамм поклажи проходит тройной отбор, такой объектив просто благотворно влияет на здоровье.
Но и у этого чуда есть свои недостатки*. Если Вы помните — мы решили поболтать о двух характеристиках объективов. Теперь очередь настала поговорить и о светосиле.
Должен Вам сказать, что после внешнего вида объектива светосила его является важнейшей характеристикой. Представьте себе, что Вы наблюдаете мир через обычную трубу. Скажем, водопроводную. Единственное, что Вас может смутить, так это ограничение обзора. Собственно, и все. А теперь давайте вставим в эту трубу несколько линз и стекол.
Допускаю, что мы кое-что соображаем во вставлении. Что изменилось?
Стало темнее. Хуже видно. Словно чуть-чуть завечерело. Оказалось, что любое (даже самое прозрачное) стекло поглощает световые лучи и не пропускает их дальше.
А, как мы уже говорили, в некоторых объективах число линз превышает дюжину. Уверен, что сейчас Вы не разделяете моего волнения. Но знайте, что я не разделяю Вашего спокойствия. Придет время, когда Вы, чертыхаясь, будете прижиматься к стене, к дереву, ложиться на мокрый асфальт… И все для того, чтобы при длинной выдержке во время срабатывания затвора не шелохнулся фотоаппарат. А меньше выдержку поставить нельзя. Не хватает светосилы у объектива!
— Не будете ложиться на асфальт?! — Ну-ну…

* А собственно, у кого их нет?

Итак, светосила есть такая техническая характеристика оптического прибора, которая для нас определяет, какая часть проходящего через объектив света останется в нем навсегда, а какая дойдет до пленки. Разработчики фотоаппаратуры придумали такой хитрый коэффициент, который пригоден для любого объектива, независимо от особенностей той или иной оптики.
Светосильность объектива измеряется соотношением величины диаметра от¬верстия для прохождения света и его фокусным расстоянием.
Например, светосила будет равна единице в том случае, когда диаметр отверстия (линз) приблизительно равен фокусному расстоянию.
Если для штатного объектива еще можно представить реально его диаметр в пятьдесят миллиметров, то как Вы себе видите телевик с фокусом в 200—300 миллиметров и такой светосилой? Не думаю, что кто-нибудь за¬хочет прихватить с собой в отпуск небольшой телескоп.
Итак, первое и самое большое значение светосилы равно единице. Но и тут есть хитрости.
В каждом объективе присутствует возможность из¬менять свою светосилу.
Это действительно необходимо, так как в фотографической жизни есть случаи, когда света много и надо его уменьшить. Но с солнцем этого не проделаешь. А на объективе есть колечко, покрутив которое можно «уменьшить» диаметр линз при помощи специальных лепестков, перекрывающих собою часть света. Как заслонки. Этот механизм во всем мире называется диафрагмой, и мы не будем оригинальничать, придумывая ему новый термин.
Диафрагменное число написано на ободе объектива, напротив которого устанавливается метка на кольце. Стандартная шкала диафрагмы выражена следующими числами: 1 — 1,4 — 2 — 2,8 — 4 — 5,6 — 8 — 11 — 16 — 22 — 32.


Этот ряд можно продолжить, но в наших фотоаппаратах такие величины уже не применяются. Каждое следующее значение уменьшает светосилу ровно вдвое. Ни больше, ни меньше. Такая стандартизация нам очень скоро пригодится. Потерпите, пожалуйста.
Редко какие объективы имеют такой ряд диафрагменных чисел. Скажем, что единицу на своей шкале име¬ет всего лишь штатный объектив (50-миллиметровый). И далеко не все фирмы могут похвастаться изготовлением такой светосильной оптики. Наиболее распространенным начальным значением диафрагмы на отличных объективах с фокусным расстоянием в 50 миллиметров является значение 1,4 или 1,8. Средние штатники имеют 2 или да¬же 2,8. Телевики же с таким числом диафрагмы окажутся экстракласса. Для этого отряда объективов хорошим светосильным значением будет — 3,5.
Зум-объективы еше более сложно сделать светосильными, и для них средние числа диафрагмы (3,5 — 5,6) будут нормой. Есть, конечно, оптика зумов и с двойкой в начале, но стоимость таких объективов производит впечатление разорвавшейся бомбы*.
* Вы обратили внимание, что неожиданно появилось нестандартное значение диафрагмы — 1,8? Это происходит потому, что первое значение светосилы не всегда точно попадает на стандартное. Значит, данный объектив имеет высшую светосилу между 1,4 и 2 посередине. Бывают и другие начальные значения диафрагмы: 3,5 или 6,3. Ничего в этом страшного и непонятного нет. Если изготовитель добился такой светосилы в своем объективе, а реальное число диафрагмы не соответствует стандарту — что же, специально уменьшать светосилу до стандартного значения и числа?
NB:
При прочих равных условиях при покупке всегда надо ориентироваться на более светосильные объективы, которые дают возможность снимать на коротких выдержках.

Я не уверен, что Вам теперь стала ясна, как день, фотографическая кухня, но надеюсь на приличное понимание технических параметров самого фотоаппарата. До кухни остался один шаг — следующая глава. Она, быть может, способна оказаться для Вас самой главной.
Но, какой бы важной ни была следующая глава, разрешается оторваться от книги, пройтись до кухни, заварить кофе и немного отдохнуть. Можно разговаривать, но только на общечеловеческие темы («Что сегодня по телевизору?», «Как дела?» и «Ах, как Вам идет эта голубенькая блузочка!»).
Мы пойдем медленно, но очень просто. Приготовились…
Экспозиция… Кто да не слышал этого слова?! Страшное и загадочное, но в нем и собака зарыта. Мы о нем скажем, как обещано, просто. Экспозиция — это иностранный термин и не более того. Означает он всего лишь правильно установленную диафрагму (а мы это слово уже знаем!) и выдержку, то есть время, на которое открывается затвор и засвечивается пленка. От корректно выставленных параметров этих двух величин и зависит техническая безупречность кадра. А в дальнейшем — и фотографии.
Самое главное облегчение этой кибернетики есть взаимозависимость диафрагмы и выдержки. Каждое их самостоятельное изменение на один шаг в ту или иную сторону ведет к изменению количества света на пленку ровно вдвое. Вы представляете, как это облегчает задачу!!!
Показываю на пальцах. Стоит, к примеру, на Вашем фотоаппарате диафрагма 5,6 и выдержка 1/60 сек.*.
*Это правильное написание времени выдержки — одна шестидесятая секунды. Для экономии места на кольце выдержек пишут просто — 60, 125, 250, 500… И в другую сторону — 30, 15, 8, 4, 2, 1… Число 1 показывает выдержку в течение одной секунды. На механических камерах такое кольцо расположено на верхней панели самой коробки (корпуса) фотоаппарата. На электронных камерах может не быть такого кольца — тогда все параметры устанавливаются зубчатым колесиком, и отражаются такие установки на кристаллическом дисплее фотоаппарата.
Подробнее всегда описано в инструкции к такой камере.

Допустим, что это правильно. Теперь — внимание. Изменим на одно значение диафрагму — поставим 8. Это значит, что Вы «уменьшили» диаметр линз и площадь для входа света уменьшилась в два раза.
Второе внимание. Число диафрагмы увеличилось — света уменьшилось. Такая тут закономерность. Совсем просто можно сказать, что число диафрагмы показывает,сколько раз новый диаметр помещается в диаметре, равном фокусному расстоянию. Если два раза, то и диафрагма 2. Значит, чем больше число диафрагмы, тем больше укладывается диаметров в фокусном расстоянии. Тем меньше они всякий раз становятся.
Теперь поставим число 4. Света прибавилось. В два раза по сравнению с 5,6 и в четыре раза по отношению к 8.
Проделаем то же со шкалой выдержек. Поставим 125. Что получится? Свет, действующий на пленку, уменьшится вдвое.
Третье внимание. Вы поняли, что свет в окошке меняется при помощи двух разных параметров: либо когда мы уменьшаем (увеличиваем) «дырку» для него, либо когда уменьшаем (увеличиваем) время появления света в этой «дырке»?
Если Вы этого не поняли, еще раз прочитайте. Должны понять.
Теперь последний эксперимент над Вашими нервами.
Где больше света будет проходить?
а. При установке диафрагмы 8 и выдержки 30.
в. При установке диафрагмы 5,6 и выдержки 60.
Вот Вы и попались! Ответ прост до хихиканья в усы. Это одинаковые значения!!!
То есть одинаковая экспозиция!

Давайте еще раз повторим: если уменьшить диафрагму на одну ступень и увеличить выдержку на ту же величину — ничего не изменится!!!

На схеме сознательно поставлен такой «разброс» показаний экспозиции. В действительности
— это совершенно одинаковая величина «засветки» негативного материала.
Еще раз повторим, что диафрагма устанавливается на объективе и увеличивает (уменьшает) величину отверстия в объективе, а выдержка — на верхней панели фотоаппарата и увеличивает (уменьшает) время воздействия света на пленку.
В автоматических камерах такая установка может измениться, и все параметры будут лишь отражены на жидкокристаллическом дисплее. Двумя-тремя зубчатыми колечками можно выставить любой параметр. В этом случае
— объективы и сами фотоаппараты выглядят иначе. Например, в объективе может полностью отсутствовать кольцо установки диафрагмы, а выставляется она специальным кольцом на корпусе.
Количество света, попавшее на пленку, будет абсолютно таким же, как и до изменения*.
Может быть, кто-то из Вас и возропщет: «Зачем, в таком случае, голову морочить?!» Отвечаю — все параллельные параметры приводят к правильному кадру с точки зрения экспозиции. Но не с точки зрения творчества и конкретного вида съемки. Например, чтобы снять бегущего спортсмена, нужно поставить самую маленькую диафрагму (самое большое отверстие), какую возможно на конкретном объективе.
* Это произойдет только в том случае, если камера Ваша исправна.
Тогда выдержка станет, соответственно, короче и я смогу снять бегуна за маленькое мгновение, за которое он не успеет «размазаться» на пленке. Если пользоваться предыдущим примером правильной экспозиции — я бы выставил 1,4 (диафрагма) и 1/1000 (выдержка).
В моем случае — кадр окажется исключительно резким .
Если данная оптико-математическая игра показалась Вам не слишком сложной, я приглашаю сильно умных в следующее путешествие.
В случае освоения и этого загадочного термина, каким является экспонометрия, Вы можете хлопнуть себе по загривку и в точности повторить слова гениального Александра Сергеевича: «Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!» Вместо Пушкина можно не без оснований подставить собственную фамилию. После приобретения знания по экспонометрии Вам действительно пора заниматься творчеством, а не азами. А пока — последний рывок…
N.B. Должен признаться — я человек мирный и к садистам не имею никакого отношения. А потому и предлагаю Вам еще раз передохнуть, попить чайку, поболтать с домочадцами, в крайнем случае повертеть фотоаппарат у носа (если Вы его все-таки уже купили), но не садиться мгновенно за следующую главу.

Перед тем как отправиться дальше, разомнитесь на усвоении механизмов «руководства» фотоаппаратом.
Слева — кольцо обратной перемотки. Иногда здесь же устанавливается чувствительность пленки.
В центре — гнездо для крепления выносной вспышки. Правее — кольцо выдержек, за ней — кнопка спуска затвора. Крайним справа оказался курок взвода затвора.

Продолжение следует…
При публикации ссылка на первоисточник