Статьи
24 января 2012Раздел: Статьи
И. Лысов «Самоучитель по современной фотографии»(C). Часть 4. Творческие особенности фотографии.

Изучая ракурс, композицию, практикуясь в каждом отдельном виде съемки, фотограф обязан учитывать специфические особенности и возможности самой фотоаппаратуры, пленок, химического процесса…
Начнем с самого бросающегося в глаза (в прямом смысле этого слова!) физического параметра съемки — резкости.
Резкость. Когда Вы смотрите на фотографию, то видите, что далеко не все на ней резко и отчетливо. Иногда это происходит помимо желания фотографа, в большинстве же случаев — сознательная работа для достижения выразительного снимка. Это связано со специфическим устройством объектива, который можно навести строго на определенный предмет, а все, находящееся перед ним (по отношению к фотографу) и позади, окажется не резким. Такая «избирательность» объектива называется глубиной резкости.
Наша книга не является сугубым учебником, поэтому нет никакой необходимости разбрасываться перед Вами формулами. Самостоятельное практическое изучение даст более прочные и полезные сведения.
А пока скажем, что глубина резкости объектива есть расстояние, при котором все предметы, находящиеся в этой зоне (глубине резкости), покажутся на фотографии резкими. Вне этой зоны — не резкими. И чем дальше от нее в ту или иную сторону, тем менее резкими.
Глубина резкости является не только техническим параметром оптики, но и художественным, поскольку этот параметр может изменяться. При наименьшем числе диафрагмы (полностью открытом отверстии объектива) глубина резкости окажется вовсе не глубокой. То есть ее диапазон очень маленький. При больших значениях диафрагмы (очень малом отверстии) глубина резкости уве-личивается.
Попробуем представить перед собой две фотографии с одним и тем же сюжетом, одинаково экспонированные, но при разных диафрагмах и выдержках*.
* Вот сейчас-то мы проверим Ваши познания! Не так давно мы говорили, что одна и та же экспозиция будет, если при изменении диафрагмы мы меняем выдержку в такое же количество раз, но в противоположную сторону. Сумма этих параметров сохранена, и экспозиция останется прежней.

Представим, что на фотографиях городской пейзаж. На одной из них резко и отчетливо видны здания вдалеке и даже просматривается номер автомобиля в конце улицы. На другой — резким «пятном» выделяется продавщица мороженого, а весь экстерьер улицы в туманной дымке. Каждая из фотографий передает свой собственный аромат и изящество.
Получилось так потому, что мы сняли один и тот же сюжет с различной диафрагмой. В первый раз требовалось установить большое число на объективе (скажем, диафрагму 11), и это повлекло за собой увеличение выдержки — пришлось даже установить фотоаппарат на штатив. Во второй раз мы уменьшили диафрагму (число), открыв полностью отверстие объектива (опять предположим, что это будет 2,8), а выдержка оказалась такой, что штатив уже не требуется и можно снимать с рук.
Глубина резкости зависит не только от диафрагменного числа, но и от расстояния между фотоаппаратом и
точкой точной наводки  на резкость.  Зависимость здесь прямая.
NB: При    одной и той же диафрагме глубина резкости    окажется тем    больше,    чем больше расстояние от    фотоаппарата до    объекта  съемки. Стало    быть    глубина    резкости    зависит от  расстояния до    объекта    и величины диафрагмы.

Так, при одной и той же диафрагме, но разном расстоянии до объекта, глубина резкости окажется разной. Скажем, при диафрагме 5,6 резким окажется 10% (эти проценты только для облегчения понимания) в ту и другую сторону от точки наводки.
В таком случае, наведя резкость на объект в десяти метрах от нас, мы увидим, что окажется отчетливым все, что находится между девятью и одиннадцатью метрами. При расстоянии до объекта в один метр — между отметкой девяносто и сто десять сантиметров.
NB: Практически все съемные объективы имеют шкалу глубины резкости: вправо и влево от отметки точной наводки на резкость расположены диафрагменные числа, которые показывают границы резко изображаемого пространства.
В рекомендациях по съемке классического портрета, например,   настаивается   на   применении   очень   малого числа диафрагмы. Наведя резкость по глазам, мы получим отчетливый взгляд при рассеянном окружении, когда уже волосы на висках видны не волосинка к волосинке, а как изображенные художником-живописцем одним мазком кисти.
Любое применение особенностей глубины резкости ведет к поразительным отличиям. Я, как и обещал, не собираюсь давать советы и наставления, тем более в таком субъективном деле, как вкус и художественное видение. Самоучитель должен остаться самоучителем, а не учебником с мнением крутого мастера.
Однако Вам прибавилось работы. Вспомните упражнение «предварительной фотографии».
Теперь Вам предстоит поупражняться и в представлении глубины резкости.
Смотрите на сюжет и выбирайте на свой вкус.
Зернистость изображения.
Зерно на фотографии придает изображению грубость пластики, когда порой трудно различить предметы. Конечно, как и всякое нарушение естественности, зернистость хороша в определенных сюжетах и никак не может быть применена повсеместно.  Представьте себе портрет юного женского лица с грубыми чертами! А почти зимний ночной пейзаж околицы деревни будет выглядеть эмоционально и романтично. Зернистость достигается применением особых про¬явителей или съемкой на очень чувствительную пленку. Если Вы возьмете фотоматериал в 3200 единиц ISO и станете снимать солнечный день, зерно Вам обеспечено. При ручной фотопечати с возможностью кадрировать изображение можно не печатать весь кадр, а «вырезать» сердцевину его, увеличив эту часть кадра до формата бумаги. При увеличении снимка зерно на пленке, проеци-руясь на фотобумагу, увеличивается во много крат.
Экспериментируйте! Учитесь видеть предварительно сюжет съемки как резкую «карандашную» картинку. Смотрите, как меняется впечатление. Если Вы действительно решили заняться фотографией, отпуск для Вас — самое подходящее время.
Никто не торопит — снимай и снимай. Продумайте с вечера завтрашнюю съемку, выберите пленку, решите, что придется снять на оставшуюся часть фотоматериала после Ваших опытов… Уверяю: если никто из друзей и родственников не поставит Вам на вид за игнорирование общей компании, прекрасный день Вам обеспечен. Но, как говорят в преферансе, пятого игрока под стол!

Контрастность. Если видоискатель фотоаппарата в яркий солнечный день направить на здание с распахнутыми окнами и сфотографировать его — вместо окон на отпечатке окажутся черные «дыры». Такая большая разница в освещении предметов и называется контрастностью.
Собственно, и любая другая разница в освещении (даже самая маленькая) может так же называться.
Поэтому сюжеты съемки можно разделить на малоконтрастные, среднеконтрастные (правда, такого термина нет — есть понятие нормального контраста).

Большая же разность в освещении сюжета чаще всего приводит к негодованию. То ничего не видно в тени, так как замеряли экспозицию по освещенному предмету и более темные части в кадре даже не прорисовались.
То лицо настолько переэкспонировано (замерялись по теням!), что выглядит совершенно белым пятном. И ничего тут не поделаешь. Наш глаз так мгновенно адаптируются к любым уровням освещения за какие-то доли мгно¬вения, что мы и не замечаем «пустот чернеющих». Как только мы туда взглянули, зрачок принимает такую фор¬му, какая подходит для рассматривания всех деталей.
С пленкой все происходит не так. Невозможно проэкспонировать часть кадра так, а другую часть — иначе. Тут что-нибудь одно. Однако и в таком несовершенстве есть свои плюсы, ибо фотография есть фотография, а не живопись, и ей присущи свои средства выражения.
Иногда разница в освещении способна «спрятать» ненужные детали в кадре и наоборот, вычленить важное, которое освещено. При съемке портрета в студии именно так и поступают, устанавливая свет, добавляя чуть освещенности сзади другой лампой, снимая излишки света на лице, прикрывая часть прожектора рамками… «Руководя» контрастностью изображения, можно достичь впечатляющих успехов. Не сразу, а потренировавшись. Вам опять придется вспомнить наше пресловутое упражнение и попытаться «увидеть» сюжет, словно высвеченный узким лучом, или, наоборот, слегка «просматривать» важную де-таль, когда все остальное освещено. В таких случаях как раз скрытое и придает смысл фотографии и не теряет своей важности.
Распределить световую гамму, выставить освещение почти никому не удается из фотографов, которые не могут представить себе это на фотографии. Ведь, как я уже говорил, глаз все равно видит самые темные места. Каково будет разочарование, когда фотография покажет блондинку в окружении плохо различимых негров.
Экспозиционные нарушения. Теперь, когда термин контрастность приобрел творческое понимание, легче будет разобраться с отклонениями в установке экспозиции.
Правильно установленные диафрагма и выдержка дают, как мы уже говорили раньше, наиболее точную передачу изображения на пленку, а потом и на бумагу фотокарточки. Однако экспозиция, специально установленная с нарушением всех правил экспонометрии, способна изменить смысловое содержание кадра в эмоциональную сторону*.
* Если, конечно, «правильно» нарушать, а не на авось
Снимая фигуру человека на фоне развивающегося заката, можно настроить свой фотоаппарат по экспозиции, выставленной не по среднесерому тону или лицу, а по раскрашенному в рериховские тона небу. В таком случае на фотографии правильно передастся само разноцветное небо, а темная фигура из-за недостаточности света останется романтическим силуэтом.
Замерив же освещение по лицу, мы получим проработанную фигуру человека и почти белое небо, которое оказалось при «человеческой» экспозиции сильно передержанным и на негативе выглядит совсем черным. О какой романтичности и загадочности в этом случае может идти речь?!
Нарушения экспозиции с успехом применяют при съемке интерьеров в естественном освещении.
Замеряясь по стенам, на которые падает свет из окна, мы получаем таинственный сюжет магической комнаты, пронзенной лучами света. Тут пределов нет. Проверяя свои соображения, Вы сможете управлять, казалось бы, совершенно «бросовыми» сюжетами, вытаскивая из них невероятные приключения мысли.
В итоге, при решении той или иной творческой задачи, Вы сознательно будете замерять свет от смысловой детали объекта, что может оказаться теоретически неправильно.
Но для творчества никакие теории не годятся в полной их мере.
Фон. Мистика, но именно фон своей хозяйской рукой делит все наши старания на две неравные части. В одной — тонны любительщины, в другой — несколько хороших фотографий. Как чаще всего оказывается, фон забирает на себя львиную долю зрительского внимания. Во время же съемки он почти незаметен. Его искусная игра в прятки заставляет позже отказываться от огромно¬го количества, казалось бы, замечательных кадров. Сколько разочарований нам предстоит пережить, глядя на портрет любимого человека на фоне дерева. Как же мы тогда не заметили за головой несколько веток, которые теперь оказались развесистыми рогами?!
Фон может «присмирить» самый яркий и динамичный кадр. А может «спасти» захудалый сюжетец. Фон всемогущ. Хотя бы потому, что не бывает фотографии без фона. Его отсутствие недоказуемо, а присутствие накладывает свой отпечаток.

Зачастую многие любители выбирают именно фон для своих «на память» фотографий. Помните, «на фоне Пушкина снимается семейство»? Практически никогда не получится фотография, снятая на фоне и доказывающая, что «здесь был Вася». Это два вида фотографии: съемка портрета, группы людей и съемка пейзажа и архитектуры. Как ни покажется странным, но именно в отпуске, когда Вы прогуливаетесь по незнакомым местам, и случается это странное совмещение жанров. Обратили ли Вы внимание, что как раз фотографии, сделанные во время отпуска, рассматриваются родными и близкими с неимоверной скоростью и непременно сопровождаются одним и тем же возгласом: «Ух ты!»? Могучее количество пестрых деталей, мелькание сюжетов с одним и тем же лицом не могут привести к другому результату.

Тем не менее фон можно и нужно использовать в своих целях. Вспомним-ка мы упражнение и посмотрим на окружающую нас красоту… Попробуйте определить, как вписывается сюда фигура того, кто просит Вас снять «на фоне». Помните, что в Вашем арсенале знаний находятся такие мощные орудия, как ракурс и композиция. Применяйте! Применяйте, применяйте, применяйте!

NB: И помните, что нет и не бывает такой фотографии— «на фоне»! Есть портрет! Или есть пейзаж! Есть жанровая фотография. Но «на фоне» —нет!

Продумайте весь кадр, определите смысл сочетания Белого Дома и Вашей жены и только тогда снимайте. Как правило, подобные фотографии всегда бывают постановочными. Это отдельный вид творчества, но наиболее свободный. Попробуйте не снимать постановку, а про-следить сюжет, который складывается перед Вашими глазами.
В любом случае такая фотография окажется намного дороже Вашему сердцу. Вам всегда будет что вспомнить, глядя на нее. Уверен, что и родственники с друзьями не пропустят этот факт в Вашем творчестве.
Более сложное влияние фона (помощь или совсем наоборот) приходит с задачей снять сюжет, в котором не учитывается его наличие. Так бывает очень часто, когда, увлекшись чем-то одним, совершенно забываешь заметить — а что там сзади-то?
Одна моя знакомая посвятила с десяток пленок съемке римских кошек и, возвратясь из Италии, с восторгом рассказывала мне о композиционных построениях каждого кадра. Все мы с нетерпением ожидали фотографии из Kodak-сервиса.
Прошло время, а моя фотографисса не спешила показать работу. Позже в ее глазах я прочел беспомощное разочарование. Мне были показаны отобранные карточки, и почти каждая сопровождалась упреками в сторону фона. То кошка не видна, то вокруг так пестро, что вся грация животного пропадает!
А вот несколько кадров оказались просто велико-лепными! И каково может оказаться удивление, если Вы узнаете, что они были сняты с передним фоном!
Громадная тумба загораживала половину фотографии, из-за которой выглядывал черный силуэт грациозного кота.
Приходилось ли Вам когда-либо видеть фотографию панорамы, например, города, снятого через решетку ограды, моста?.. Это тоже является фоном, хотя и находится он на переднем плане. Стало быть, фон — это не только расписной задник на сцене. Фон — это вся декорация!
NB:
Фон является окружением смыслового содержания фотографии, последовательным разворачиванием сюжета

Практикуясь в изучении фона, Вам предстоит опять-таки вернуться к упражнению «предварительной фотографии» и попытаться представить себе фоном разные части кадра.
Установите ракурс на профиль Вашего Друга и снимите «мимо» него окно, одиноко светящееся на девятом этаже.
Расположите кадр так, чтобы оно оказалось сюжетно важной деталью.
Вы получите романтическую фотографию таинственной жительницы из квартиры номер сорок шесть на фоне горько страдающего юного Ромео. Приятель Ваш даже не догадается, кем он только что оказался.
Конечно, это пример и не больше. Вам предстоит самостоятельно (самоучитель же все-таки!) проверить на собственной практике влияние и изменение фона и содержания.
Поверьте, нет ничего более полезного в практике фотографии, чем мастерское владение фоном. И нет ничего приятнее, чем сочинение смыслового содержания, связанного с изменением фона.
Кадр. В этой части книги мне хотелось бы поделиться в известной степени индивидуальным мнением. И поэтому я не смею настаивать на его непогрешимости.
Хотя бы потому, что мне самому приходится его нарушать.
Я говорю о нерушимости и незыблемости размеров кадра.
Если Вам еще не известно, то знайте, что мало форматная фотография пользуется размером кадра высотой в 24 мм и шириной 36 мм.
Если вы решите снять вертикальный кадр, то размеры его не изменится, а только поменяются местами. Именно такой размер окна предлагается нам, когда мы смотрим в видоискатель. Мир фотографа помещен в 24×36. Или в его пропорциональное увеличение.
Многие (если не все) учебники обязательно уделяют внимание кадрированию изображения, которое находится уже на фотографии. Этому посвящают целые тома и тоненькие исследования. Мол, такую-то фотографию хорошо бы обрезать до квадрата, а такую — сделать узкой полоской…
Дорогие начинающие и продвинутые фотографы, не делайте этого — не обрезайте Ваши фотографии!
Ваша фотография должна иметь размер, соответствующий размеру кадрового окна Вашего фотоаппарата. На фотографии должно быть отпечатано все, что Вы сняли. Без обрезки.
Если Вы станете снимать по принципу «сниму, а потом обрежу» — ничего путного не выйдет. Таких «обрезальщиков» в мире миллионы — что мы о них знаем?
NB: Формат кадра идеален и соответствует правилу золотого сечения.
Ну, почти соответствует. Фотография этого формата красива и классична.
Не нарушайте гармонию, служите ей и изучайте ее.

Масенький совет.
Поищите в доме рамку от старого диапозитива (или купите в магазине) и носите всегда ее с собой. Выдастся свободная минутка — посмотрите на мир ее глазами. Приближайте, отдаляйте от себя. Сравнивайте ощущения от сюжета, виденного через рамку, с ощущениями обычного созерцания.
Большое предостережение
Не пользуйтесь рамкой при выполнении упражнения «предварительной фотографии».

Продолжение следует…