Без рубрики
24 января 2012Раздел: Без рубрики, Статьи
И.Лысов “Самоучитель по современной фотографии”©. Часть 5. Практическая природа фотографии. Съемка натюрморта.

Не знаю, обратили ли Вы внимание на то, что диалог наш о жанрах фотографии завершает именно натюрморт?
Странно, но с изучения натюрморта начинается путь большинства живописцев и рисовальщиков. Фото-графическое обучение, по-моему, натюрмортом заканчивается. И в этом я также слышу отличие фотографии от живописи.
Начинающий фотограф редко берется за натюрморт и по праву считает его случайной съемкой в своем начальном творчестве. Связано это со специальными условиями для съемки.
Постановка света, отбор предметов, выбор композиции в реальном их положении, ракурс фотоаппарата, композиция кадра…
Такое беглое перечисление условий отпугивает начинающего фотографа, который видит мир более живым и динамичным, чем статика антиквариата, и который (мир) его влечет именно своей меняющейся непредсказуемостью.
Но мы с Вами, дорогой читатель, не пойдем традиционным путем и не станем расставлять два кувшина и солонку на белой скатерти на фоне полотенца. Мы отнесемся к натюрморту иначе.
Давайте вспомним все упражнения, которые описаны в этой книге. Разве мало там уделялось внимания миру вещей и предметов? Да посмотрите на свои фотографии! Там столько всего снято, что, если вырезать кусочек кадра с краем стола, — вот тебе и натюрморт. (Если, конечно, Вы снимали по упражнению.) Давайте вырежем! …Ну, что получилось?
А ничего такого особенного…
Вот натюрморт и подтвердил свое дословное название — мертвая природа.
Дело в том, что «оживлял» этот вырезанный мир кто-то другой, который теперь остался за кадром. И ничего тут не попишешь, не поснимаешь! Все, что нам остается, — это вернуться к горшкам да бутылкам и искать красоту в перестановке их с места на место. То есть то же самое, что и делают юные живописцы.
Но, если мы действительно фотографы, мы скажем, что фотографический натюрморт есть невидимое присутствие «одушевления неодушевленного». И в этом смысле —натюрморт является вершиной фотографического мастерства, и фотограф приходит к пониманию съемки натюрморта спустя длительное время.
Начнем, как всегда, с упражнения. Каждый из Вас имеет традиционный маршрут для прогулки, посещения работы, торжественного прихода к теще… Пожалуйста, пройдитесь по этому пути уже не только с известной целью. Выберите что-нибудь для натюрморта. Да-да, не удивляйтесь — для него, родимого.
Лавочку у памятника, например. Три мусорных бачка в подворотне… Эстеты могут выбрать автобусную остановку.
Выбрав, взгляните на это место и идите дальше. Нет-нет, да обернитесь — вдруг иначе что-либо покажет¬ся. Привыкните к этому месту как фотограф. Но ничего не снимайте. В следующий раз пройдите это место чуть-чуть иначе, с другой стороны или совсем рядом.
«Снимайте в воображении» один-единственный кадр и «рассматривайте» его. Это Вы делать умеете, если пользовались упражнением «предварительной фотографии». Но теперь не ищите ракурса, композиции, тональности… Ищите одно — что в этом месте «разговаривает»!
Если найдете — Вы фотограф с большой буквы!
Снимите только это и больше ничего! Крупно, сред¬не — это по вкусу. Важно снять то, что нашли. Это будет ваш первый натюрморт.
Сделайте еще одно усилие над собой — повторите упражнение. Но повторите иначе. Найдите в своей квартире уголок, где вскоре «появится» натюрморт.
Появится он, конечно, при Вашем участии. Привыкните к этому уголку. Лежа на диване или сидя в трамвае, «рассматривайте» его.
Определите его дыхание, эмоцию, настроение… Параллельно с этим занятием найдите предмет, который может «говорить» о Вашем сюжете, и поставьте его в этот уголок. Поставьте не специально, не художественно, а функционально. Чтобы предмет жил там, а не в гости зашел.
Теперь снимите. Но не так, как в первом случае (только этот предмет), а соберите весь сюжет, где «говорящая» деталь существует, но как маленькая часть композиции. Не сюжетно важная!
Это будет Ваш второй натюрморт.
NB: Даже если первые опыты не заставят соседей сбежаться со всего дома на смотрины, не отчаивайтесь. Первые шаги трудны и бесконечны. Но это шаги, а не топтание в чужой прихожей. Придет время — Вы войдете в залу.
Приучите себя видеть мир вещей не описательно и «художественно», а как их собственный диалог. Живописные уголочки живописны в связи с окружением и Вашим настроением. Вырезав сюжет и поменяв собственное настроение, Вы никогда на фотографии не увидите того, что Вас так прельщало. Все это осталось за кадром и в прошлом.
Естественно, нет никакого запрета на «классический» натюрморт. Но, чтобы добиться фотографии, все-таки пользуйтесь законами этого искусства. Натюрморт, даже очень красивый, снятый по законам живописи, годится только для продажи в коммерческих ларьках, торгующих сувенирами для туристов.

РАЗГОВОР ФОТОГРАФА С ЛАБОРАНТОМ

Теперь давайте поговорим серьезно. Что и говорить, напортишь сам — не так обидно, когда другие напортили. Стало быть, поговорим, как избежать некачественной проявки пленки и печати фотографий.
Первое, что Вам придется сделать, так это облюбовать несколько Кодак-лабораторий, которые находятся недалеко от Вашего дома или рабочего места. В маленьких городах проще. Там едва наберется пара-тройка таких сервисных пунктов — выбирать особенно не из чего.
Не поленитесь постоять в салоне некоторое время: посмотреть, как работают приемщицы и лаборанты. Есть такие сервисы, которые только принимают фотоматериалы, а обрабатывают их в другом месте. По возможности не пользуйтесь ими. Это вовсе не значит, что там все очень плохо. Нет. Это значит, что Вам никогда не удастся поговорить с самим лаборантом и при необходимости исправить ошибки.
Понаблюдав за работой специалистов, Вы сможете определить качество их труда.
Сдайте одну пленку для проверки и попросите напечатать один-два кадра с нее. То же самое проделайте на следующий день, когда поме¬няется смена. Попросите напечатать те же кадры. Теперь сравните два качества и отметьте для себя лучшую смену.
Придя в третий раз, попросите напечатать опять те же кадры с коррекцией. Придумайте что-нибудь в качестве причины. Лучше всего, если на пленке окажутся кадры, снятые при обычном электрическом свете без вспышки. Такие отпечатки, если их обработать без коррекции, дадут излишне желтый тон для всей фотографии. Объясните это приемщице и послушайте, что она Вам скажет. Как правило, сервисы не утруждают себя изменением параметров печати и штампуют все подряд на однажды выставленной формуле цветоделения.
Некоторые просто отключают компьютер в проявочной машине и пользуются им, как чайником. Такие лаборатории следует избегать. В противном случае — все ваши старания и эксперименты не отразятся на фотографиях, и Вы можете потерять вся¬кий вкус к творчеству.
Если же Вы получите отпечатки с коррекцией, то все хорошо. В этой лаборатории работают уважающие себя люди и умеющие это уважение к себе использовать в навыках работы.
В дальнейшем постарайтесь познакомиться с лаборантом. Не для заискивания перед ним, нет. А для того, чтобы он проникся уважением к Вашей съемке и всегда творчески относился к обработке фотоматериалов.
Сразу хочу предупредить. Если Вы принесете затрапезную пленку, каких тысячами приносят любители, ни-какого серьезного диалога не получится. Любой лаборант поймет, что Вы просто выпендриваетесь, и напечатает так же, как и «О! Это мы с Машкой на Севере!».
Теперь дальше.
Вы выбрали сервисный пункт и теперь уже не меняйте его никогда. Разве что в том случае, когда Вам посоветуют обратиться в более закрытый от массовых глаз пунктик, где «печатаются» бытовики* и серьезный люд.
* Так называют фотографов, которые снимают в детских садах, школах, домах бракосочетания…
Правда, и там есть смысл проверить качество.
Трудно разобраться в качестве проявки негативного материала, глядя на пленку. Надо сделать пробные отпечатки. Тогда только и можно рассмотреть.
Основным и часто встречающимся недостатком бывает синева по всей фотографии. Этот отвратительный оттенок портит все впечатление и является абсолютно непригодным для самого малюсенького разговора о качестве. Реже (но такой же противный) встречается зеленоватый, болотный оттенок. Особенно рьяно он проявляется на лицах при портретной съемке.
Это серьезнейшие недостатки в работе лаборанта, и тут в любых случаях следует поступать строго и не обращать внимания на слова приемщицы: «Всем так делаем и никто не жалуется. Я тут вообще не вижу зеленого!»
Такие недостатки на готовых фотографиях устранить невозможно. Но коррекцией при печати они устраняются, и вообще такие недостатки не являются чем-то очень сложным и загадочным для лаборанта.
Происходит это от того, что печатная машина настроена, как правило, на пленку, каждый кадр которой снят с применением вспышки. Вспышка дает одно и то же число цветовой температуры.
5500 градусов по шкале Кельвина. Если Ваши кадры сняты не при такой цветовой температуре — корректировка цветового баланса неизбежна. Никакой корректировки не потребуется только в идеальных случаях, когда сбалансированность цветовой температуры пленки и реального освещения совпадает. Этого не бывает никогда! Разве что в технической съемке для специальных научных целей.
Вам нет смысла вдаваться в такие подробности — Вам необходимо знать, что, если фотографии получаются с голубизной, требуется добавление пурпура. Так у фото-лаборантов зовется красный спектр. Печать и проявка цветных материалов проходят в несколько этапов.
Каждый из которых отвечает за правильную передачу отдельного цвета. Принят стандарт цветового разделения для печати — CMYK. (Произносится — цмик.) Каждая буковка «отвечает» за свой цвет». Синий, красный, желтый и черный. При совмещении в различных пропорциях этих трех основных цветов и черного получаются все цвета, существующие в природе для нашего глаза.
NB: Не стоит никогда соглашаться, что коррекция невозможна и «мы тут ни при чем — так снято». Любая съемка корректируется цветовым делением.
Но на негативе мы видим их в дополнительных цветах*, то есть в противоположных. Скажем, снятый Вами красный флаг на негативной пленке окажется зеленым. Если на фотографии он выглядит бледно-розовым, то, следовательно, добавив зеленого, мы получим более правильный цвет.
Существует только один недостаток, происходящий по Вашей вине. Это — неправильная экспозиция. Прозрачные негативы говорят об очень малом времени экспонирования — недодержке. Фотографии с таких негативов получаются блеклыми и темными. Уменьшая время экспонирования фотобумаги (опять коррекция!), можно немного исправить положение.
Передержка, наоборот, «забивает» негатив плотным, непрозрачным цветом. И при печати окажется белая, небогатая гамма цветов. Увеличив время экспонирования фотобумаги, можно подправить общий тон фотографии. Правда, светлые части негатива (в реальности — это теневые участки кадра) засветятся настолько сильно, что на фотографии деталей в тенях не разобрать.
Но при правильной экспозиции (а это мы умеем с Вами делать) мы, должны получить фотографии только хорошего качества. Никакие бледные лица без проработки, «забитые» тени не допускаются! Настоятельно требовать переделать фотографии, попросив печатать плотнее, легче, с коррекцией… Если лаборант не понимает — не ходите больше в такой сервис-шмервис.

Продолжение следует…